ru
Назад

Ничего святого: как западные НКО используют религиозные меньшинства для дестабилизации обстановки в Казахстане

Rybar | Добавить в избранное

Инфографика в высоком разрешении

English version

НКО из США и ЕС через международные институты, подконтрольные медиаструктуры в стране и лояльных Западу политиков во власти активно занимаются продвижением и «защитой» национальных и религиозных меньшинств в Казахстане.

Разумеется, с далеко идущими целями: еще в 2008 году Центр европейских политических исследований (The Centre for European Policy Studies) выпустил доклад «Вовлечение Центральной Азии» Engaging Central Asia, в котором наметил цели в регионе и способы их достижения.

Особое внимание доклад уделяет создани. новых, ориентированных на местного потребителя, медиа, а также призывает организовывать пассионарные группы в политической системе. Все под видом борьбы за права человека, разумеется.

Тогда уже упоминается «многовекторность» Казахстана: страна характеризуется как «компромиссная фигура» в качестве партнера для ЕС, ввиду близости к России, но одновременно с этим отмечается полная приверженность РК европейской политике (European Neighbourhood Policy).

Отдельный интерес в этом докладе представляют авторы: двое из них – Наргиз Касенова и Майкл Холл – сейчас находятся на руководящих должностях в расквартированной в Алма-Ате организации Центральноазиатские политические исследования (CAPS Unlock) – новой итерации Фонда «Сорос—Казахстан».

Главой этой новой организации стала бывшая председатель правления Фонда «Сорос—Казахстан», Аида Айдаркулова. После ее встречи в октябре 2023 года с послом США Даниэлем Розенблюмом и Генконсулом Мишель Еркин, работа Caps Unlock в регионе получила новый импульс – в частности, в организации мероприятий, таких как Центральноазиатский форум think-tank’ов (Central Asian Think Tanks Forum 2023).

Форум был заявлен как диалоговая площадка для НКО, продвигающих демократические ценности в странах Центральной Азии, поэтому интересно взглянуть на участников и спонсоров мероприятия, среди которых выделяются следующие:

  • посольство США в Астане,
  • Институт репортеров войны и мира (Institute for War & Peace Reporting, IWPR),
  • Центральноазиатское бюро аналитической журналистики (Central Asian Bureau for Analytical Reporting) CABAR.Asia.

И если по первому пункту вопросов вообще нет, то два следующих интересны. IWPR зарегистрирован в Великобритании как благотворительная организация, в США — как НКО и в Нидерландах — как благотворительный фонд (где его деятельность поддерживается МИД этой страны).

У руля IWPR находится международное правление во главе с сооснователем и директором Адриен вон Гетереном, в прошлом высокопоставленным сотрудником института «Открытого общества» Сороса, также имевшего опыт и в USAID. Гетерен занялся Центральной Азией сразу после освещения гуманитарной интервенции НАТО в Югославию.

CABAR.asia же — это региональная медиаплатформа IWPR, возглавляемая региональным директором IWPR по Центральной Азии Абахоном Султоназаровым, человеком с опытом сотрудничества с USAID.

У CABAR два направления:

  • медиашкола — региональный образовательный дочерний ресурс CABAR.asia, публикующий расследования других гранотополучателей. Эти публикации традиционно направлены на создание, подогрев и поддержание народного недовольства властью;
  • belief.cabar.asia – дочерний сайт медиашколы, но в определенным уклоном в «укрепление межконфессионального диалога, поощрение толерантности и взаимного уважения в странах Центральной Азии». Именно этот проект распространяет интереснейшие материалы, обеляющие деятельность деструктивных сект или продвигающие подписание петиции о признании некой «древней религии» официальной в Казахстане.

В целом, можно заключить, что крупные западные НКО работают сегодня в Центральной Азии по лекалам, сформированным еще в 2008 году докладом руководства CAPS Unlock – организации, сейчас выходящей из тени в качестве «неангажированной структуры» (с экс-председателем правления Фонда Сороса во главе). Инструменты для освещения нужных тем и «разгона» их в медиапространстве были созданы в рамках той же стратегии уже давно – так, CABAR существует уже 10 лет, хотя активность платформы существенно возросла именно в последние годы.

Также западные интересы защищает филиал «Радио Свобода» в РК – радио «Азаттык», прямо спонсируемое США (это нисколько не скрывается), а также ряд «частных СМИ», которые удалось открыть бывшим сотрудникам «Азаттык». Так, например, Гульшат Бажкенова стала главным редактором Интернет-СМИ ORDA и успешно отрабатывает там каждый «номер», который заказывают спонсоры (которых издание не раскрывает). Совершенно ясен источник финансирования стал, когда потребовалось представить регион на пресс-конференции президента т.н. Украины Владимира Зеленского «журналистам стран Центральной Азии». Ни одно СМИ ЦА там представлено не было, зато был весь спектр центральноазиатских филиалов «Радио Свобода», а также издание ORDA.

Но западные НКО совсем не ограничиваются политической повесткой, созданием новых медиа и продвижением западных ценностей. Одно из ключевых направлений их работы – воздействие на религиозные организации

Еще в 2019 году Комиссия США по международной религиозной свободе выпустила доклад, где, помимо прочего, осудила, что в 2018 году на шестом съезде в Казахстане, посвященном преодолению экстремизма и терроризма, не было в почетных гостях Союза баптистов-евангелистов, «Церкви» сайентологии, Свидетелей Иеговы* и движения «Таблиги Джамаат»*.

А уже известный нам IWPR в тандеме с Радио «Азаттык» вообще с 2011 года рассказывал, как власти через силовые структуры подвергают гонениям религиозные меньшинства, например: Международное общество сознания Кришны, Свидетелей Иеговы*, «церковь» новой жизни в Актобе, пресвитерианскую «церковь» Грейс и общину мусульман-ахмадийцев.

*Организация запрещена в РФ.

Кого особенно рьяно защищают иностранные НКО в Казахстане

Свидетели Иеговы*

Свидетели Иеговы* пользуются широким покровительством западных структур, от освещения в СМИ до давления на власти. Так, первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев помиловал «свидетеля» Теймура Ахметова, осужденного в 2017 году на пять лет за разжигание межнациональной розни. Этот кейс был оперативно взят в разработку Комиссией по безопасности и сотрудничеству в Европе, также известной как Хельсинкская комиссия США, которая является независимой комиссией федерального правительства Штатов. Комиссия поставила на вид творящийся «беспредел» и «гонения», и Ахметов был тихо и мирно выпущен на свободу.

Радость по этому факту выразил IWPR, отметив, однако, что вскоре возможен «неминуемый рост нарушений прав человека на свободу религии и убеждений». Ведь в 2018 году власти удумали, по инициативе Совета безопасности РК, принять законопроект для усиления контроля с целью недопущения деятельности религиозных объединений без регистрации. Конечно, ручные правозащитники тут же заявили, что все это – необоснованный контроль со стороны государственных органов.

Главный центр Свидетелей Иеговы* в РК находится в Алма-Ате, а встречи и конгрессы проходят в Астане, Экибастузе, Кызылорде, Жезказгане, Сатпаеве, Кентау, Таразе, Актобе, Аксу и Усть-Каменогорске. В 2019 году Свидетели Иеговы* провели дни открытых дверей сразу в ряде городов: Усть-Каменогорске, Караганде, Костанае, Семейе, Шымкенте, Талды-Кургане и Таразе, один из них щедро освещался как раз на портале CABAR.

Любопытно, что 16 мая сего года на субплатформе CABAR — Belief.cabar.asia — была опубликована статья с попыткой развенчать «отрицательные стереотипы» о «свидетелях». По чистой случайности ровно в это время Казахстан посещала Узра Зея, заместитель Госсекретаря США по вопросам гражданской безопасности, демократии и прав человека. По итогами ее визита, Госдеп Штатов порекомендовал властям Казахстана активнее двигаться в сторону западных ценностей.

Надо сказать, та же ORDA, довольно верный рупор, на который обычно можно рассчитывать, именно в случае «свидетелей» проявляет сдержанность: только раз про них добавили ложку меда – рассказали о том, как секта компенсировала жертве моральный вред. В этом случае община секты в Астане «отлучила» мать, запретив всякое общение с ее собственным несовершеннолетним сыном. Суд встал на сторону потерпевшей, но Свидетелям Иеговы* удалось в два раз сократить сумму ущерба, к тому же при выплате разделив ее пополам еще раз – в равных долях между матерью и сыном (при том, что ребенок находился в секте, большой вопрос, как он в итоге распорядился этими деньгами).

*Организация запрещена в РФ.

«Церковь» новая жизнь

Вот кого Запад действительно готов защищать, так это секты – возможно, потому что в них людей легче контролировать, и «Новая жизнь» как раз об этом. Радио «Азаттык» взялось за освещение ликвидации «церковной» собственности государством, обвиняя власти Казахстана в нарушении прав религиозного объединения. В той же статье упоминается о докладе (среди партнеров организации обнаруживаются IWPR и «Радио Свобода»), где действия суда в Алма-Аты и Астане по изъятию помещений «церкви» новая жизнь и «церкви» Грейс решительно осуждаются.

Не обошлось и без CABAR, главного защитника всех страждущих, который в тандеме с радио «Азаттык» поддержал трех пасторов этой «церкви», осужденных по статьям: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», «Незаконное предпринимательство» и «Создание или участие в деятельности незаконных общественных и других объединений».

Союз баптистов-евангелистов

Радио «Азаттык» еще в 2009 году рассказало об арестах и штрафах для баптистов и последователей «церкви» объединения и обрушилось с резкой критикой на «преследование» государством любых видов миссионерской деятельности. При этом, тогда баптисты не боролись за официальное признание, а наоборот, Совет баптистских церквей из принципа отказывался получать государственную регистрацию.

И не будем забывать, что о «церкви» баптистов-евангелистов не только заботливо упомянули в докладе Комиссии США по международной религиозной свободе, но и всячески поощряли явную симпатию к ним первого президента РК Назарбаева.

Здесь, однако, не нужно спешить с далеко идущими выводами, а вспомнить и учесть такую особенность биографии Назарбаева как начало трудовой (и, далее, партийной) деятельности в Караганде. Как раз в те –1965-1979 – годы там действовала одна из крупнейших в республике баптистских церквей с общиной более 1 500 человек. Однако, это были другие времена и другие люди: тогда вмешательства Запада в дела религиозных меньшинств не было и в помине.

Тенгрианство

Про тенгрианство точно неизвестно примерно ничего: верование это, философия или религия, ученые продолжают ломать головы и копья. По сути, это смесь мировоззрения с религией, причем, религиозный элемент здесь не слишком велик. Зато велика вероятность, что «тот самый тенгризм» утерян и от него остались лишь рудименты.

За то, чтобы мутить воду с распространением тенгрианства в Казахстане, западные НКО взялись совсем недавно, буквально в прошлом году. Именно тогда тему стал активно раскручивать CABAR, не обходя вопрос притеснений, которые терпят тенгрианцы от власти. В мае 2024 года появилась информация о петиции по признанию тенгрианства официальной религией.

На помощь в освещении пришла ORDA, однако, несмотря на все медийные старания, петиция особого интереса не вызвала (в отличие от утильсбора, единого часового пояса и запрета пропаганды ЛГБТ). Отработка Западом этой темы ведется, кажется, просто для галочки.

Уйгуры

Проблема Синцзян-Уйгурского автономного района хоть и стоит особняком от чисто религиозных вопросов, однако используется вышеназванными медиа не меньше, и в первую очередь, против Китая. Не особо церемонясь, западные СМИ в инфополе Казахстана бьют уйгурами по Поднебесной как дубинкой в надежде усилить напряженность в многонациональной стране и вмешаться в растущее взаимодействие РК и КНР.

В рамках программы Central Asia Program Института Джорджа Вашингтона (руководитель направления – автор научных работ, в частности, в оксфордском журнале о церкви и государстве The Journal of Church and State) в 2014 году вышел доклад «Уйгуры Казахстана: история и современность». В нем автор стремится «поместить» уйгуров на территорию Казахстана еще в XV веке, ссылаясь на единичное упоминание одного поселения пленных уйгуров в районе реки Ош.

На самом деле, уйгуры появились в Казахстане существенно позже, и все большие «волны» их миграции были связаны с происходящим на территории современного Китая. Так, первая волна миграции уйгуров в Среднюю Азию приходится на конец 20-х годов XIX века, когда после подавления цинским правительством восстания Джахангир-ходжы в Кашгаре (1826-1828), уйгуры-кашгарцы (или кашгарлыки, как угодно) огромными группами бежали от преследования в поисках лучшей жизни в Ферганскую и Семиреченскую области.

Еще один крупный прирост уйгурского населения на территории республик СССР был в 1960-1970 годах, тогда оно буквально увеличилось в два раза. В те годы уйгуры снова массово спасались с территории СУАР – и правильно делали. Оставшихся ждала крайне незавидная участь.

В настоящее время уйгуров в их переселении активно поддерживают два международных фонда: Фонд помощи уйгурским беженцам (Uyghur Refugee Relief Fund, URRF) и Фонд наследия (The Heritage Foundation). URRF плотно работает с правительством Канады и занят переселением уйгуров в том числе и туда. «Наследие» же выделяет среди беженцев приоритетную категорию, которой предоставляется повышенное внимание ООН, США, посольств и неправительственных организаций.

Возвращаясь к докладу, автор подчеркивает многочисленность этноса уйгуров (пятое место в этнической структуре РК), а также его динамичность и подвижность (а значит, и большую подверженность контролируемым изменениям). Подчеркивается, что уйгурами утрачена такая самобытная традиция как махалла: выделение квартала под местное самоуправление. Также идут сетования на недостаточную интеграцию уйгуров в казахстанское общество, в частности, их малую представленность в органах власти и управления.

Вместе с тем, дается указание на большое количество мигрантов из КНР в наиболее заселенной уйгурами области – Алматинской – и их существенное влияние на местных. Отмечен рост патриотических настроений относительно СУАР – желание «защищать с оружием в руках» встречается даже у тех, кто родился и живет в Казахстане.

В той же самой галерее 101Dump в Алма-Ате, где прошла в майские праздники подрывающая авторитет власти выставка «Память», в октябре прошлого года была большая выставка, посвященная уйгурам. Целью ожидаемо было «поднять тему притеснений и цензуры, поддержать талантливую уйгурскую и казахскую молодежь, привлечь внимание к их искусству, в котором авторы попытались раскрыть жизнь обитателей Синьцзяна с разных сторон: от бытовых аспектов до ситуации в так называемых лагерях политического перевоспитания». Делалось это параллельно с кинофестивалем «Жаңа Шекара», также посвященном культуре уйгуров. В 2022 году этот фестиваль проходил в Алма-Ате, в 2023 году переместился в онлайн-формат. Происходящее щедро освещал «Азаттык», существенно меньше в процесс освещения «уйгурского вопроса» вовлечена ORDA.

Похоже, именно «Азаттык» – главный проводник уйгурской культуры в Казахстане, он осуществляет информационную поддержку идей для стартапов по развитию уйгурской культуры в Центральной Азии, в этом смысле лучшего всего продвигается приложение «Цифровая юрта». Подается это как необходимый фактор обретения идентичности казахов, а следом за лжеидентичностью непременно явится осознание нанесенной травмы, и вот останется полшага до раскола в отношениях с соседней страной-тираном. Где-то мы такое уже видели…

На этом фоне работа французских журналистов Леи Полверини и Робина Тутенгеса «Казахстан—Синьцзян: Граница слез» получила как широкое освещение в прессе, так и награду European Press Prize как лучший репортаж 2024 года.

Среди спонсоров премии:

  • совершенно независимый фонд, зарегистрированный по соседству с IWPR в Нидерландах, Democracy and Media Foundation,
  • инкубатор медиа и развития iMEdD, возникший в 2022 для «правильного» освещения конфликта на территории т.н. Украины,
  • нью-йоркский фонд инвестиций в медиаразвитие Media Development Investment Fund,
  • еще один сосед IWPR – Politiken Foundation,
  • компания-владелец британских изданий The Guardian и The Observer фонд The Scott Trust.

Портал CABAR участвует в раскачке этой темы существенно меньше: еще в 2020 году там с удовольствием подсвечивали китайские «репрессии» и требования тогдашнего госсекретаря США Майкла Помпео к Казахстану «вступиться» за уйгуров. Это привело к резкой реакции посла Китая в Казахстане – что, собственно говоря, и требовалось. Однако в 2023 году на CABAR признали, что «за успехом уйгуров на Западе скрывается их провал на Востоке» и «жестокую программу Пекина по ассимиляции уйгуров в Синьцзяне» остановить не удалось.

Суфисты

В Казахстане суфизм связан с городом Туркестаном, где над усыпальницей поэта-суфия Ходжи Ясави Амиром Тимуром был воздвигнут мавзолей. Кстати, городу в последнее время пытаются придать особый статус и сделать духовно-историческим центром страны, а вопрос суфизма поднимается последние два года на заседаниях Национального Курултая. Сам президент РК Касым-Жомарт Токаев упоминает суфизм (о чем немедленно сообщает ORDA), пусть и преимущественно в контексте архитектуры и артефактов Туркестана.

Здесь сразу обращает на себя внимание множество темнот: суфийская община Ясави фактически утрачена, среди исследователей суфизма нет единого мнения относительно категоризации действующих суфийских групп в Казахстане. Единственное, что известно наверняка – некоторые из групп осуществляют практику «зикра» (многократное произнесение молитвы вслух) ясавийской суфийской школы. Весьма не много.

Но западным НКО для их целей такое положение дел как раз на руку: они представляют и продвигают суфизм как «набор понятных и ценных для приверженцев жизненных, ментально-психологических ориентиров, установок и практик, которые определяют поведение и жизненный путь в целом». По сути, под видом суфизма осуществляется деятельность деструктивных религиозных сект. Через свои ресурсы НКО транслируют, что «суфийские лидеры приспосабливают суфийские принципы для современных последователей, в том числе синтезируются с другими практиками». 

С этим процессом пытается бороться Духовное управление мусульман Казахстана, в том числе выпуская соответствующую литературу и даже вводя новые предметы изучения. Но восстановление стольких пробелов – процесс явно не быстрый, а Интернет уже забит подменными, зато более понятными читателю трактовками суфизма. Этому немало способствует CABAR, не забывая в то же время упоминать и о притеснениях суфистов со стороны государства.

Но пальму первенства держит все же радио «Азаттык», которое еще в 2012 году освещало и осуждало «дело суфиев», которых обвиняли создании преступной группы, экстремизме, незаконном лишении людей свободы, лечении алкоголизма и наркомании, наносящими вред здоровью людей методами и некоторых других уголовных преступлениях.

Суд над лидерами суфиев упоминался и в статье на сайте IWPR, где также осуждаются действия властей, носящие, по мнению редакции, сугубо политический характер. Интересно, что сейчас некоего «шымкентского шамана», тоже «лечившего» множество желающих «народными» методами, а также кормившего шестерых приемных детей мясом собак и кошек, не бросаются защищать, объявляя дело «политическим», а методы – просто альтернативными.

При этом, никто особо не скрывает, что «отдельные суфийские общины, присутствующие в Казахстане, являются частью транснациональных структур», в связи с чем обладают широким спектром ресурсов. Однако, порой это заходит уж слишком далеко, и представителей такого «суфизма» привлекают к ответственности.

Движение «Таблиги Джамаат»*

Попыток заступиться за «Таблиги Джамаат»* было сделано не так много. Однако они все же были. Интересно, что притеснения организации в России освещались для казахстанской аудитории при помощи радио «Азаттык». При этом, Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ) доказывало, что «Таблиги Джамаат»* является аполитичным исламским движением, распространяет ислам мирным путем, а также поддерживается многими авторитетными учеными ислама.

То, что его последователей обвиняют в экстремизме и терроризме – это всего лишь неудачное совпадение многих факторов. Казахстанские представители «Таблиги Джамаат»* представлялись как очень мирные и даже не похожие на остальных.

Тут надо сказать, что КМБПЧ было создано при поддержке американской неправительственной общественной правозащитной организации Union of Councils for Soviet Jews и спонсировалось Фондом «Сорос–Казахстан», Фондом борьбы за равные права человека, посольством Королевства Нидерландов в Астане, Европейской комиссией и Национальным фондом поддержки демократии (NED – одиозное, даже в самих Штатах, НКО из США). Также, как это видно из отчетов КМБПЧ (последний из которых датируется летом 2020 года) комиссия самым плотным образом сотрудничает с радио «Азаттык», по свистку предоставляя мнение экспертов.

Опасность «Таблиги Джамаат»* заключается в подрыве межконфессионального мира в районах деятельности. Проповедники-самоучки получают отрывочные религиозные знания в учебных центрах и зачастую сами — в силу не выдающегося понимания ситуации — становятся объектами вербовки террористических организаций. Так вроде как «светские» представители «мирной» «Таблиги Джамаат»* оказываются в январе 2022 года в Алма-Ате в центре протестов с стрелковым оружием и гранатами.

Итоги

В рамках формирования «пассионарных групп» иностранные НКО вмешиваются в религиозные вопросы, и делают это вовсе не для поддержки утерянных традиций и уж точно не ради блага казахстанцев. В рамках таких групп устанавливаются строгие правила, утверждается авторитет лидера и формируется ячейка, которую можно будет использовать в нужный момент – как «Таблиги Джамаат»* зимой 2022 года.

С некоторыми группами, вроде тенгрианцев, такое проделать сложнее, поэтому основная работа идет с наиболее подходящим материалом – радикальными исламистами. Сектантов используют тоже, но чаще все-таки для сбора информации.

*Организация запрещена в РФ.

Добавить комментарий

Важные материалы

Кто и зачем развивает рынок наркотических веществ в США?

В рамках кампании по легализации наркотиков в англосаксонском контуре, развитие рынка психоактивных веществ сейчас ведет к созданию одной из крупнейших...

Культ Сребреницы: «геноцид», которого не было

В мемориальном комплексе Поточари в Боснии и Герцеговине сегодня вспоминают жертв трагических событий, которые на Западе много лет старательно возводили...

Об экономическом противостоянии западных ТНК, России и Китая

Атаки украинских БЛА на российские НПЗ по указке Запада, несмотря на широкое освещение в медиа, именно в текущий период вызывают...

Ничего святого: как западные НКО используют религиозные меньшинства для дестабилизации обстановки в Казахстане

НКО из США и ЕС через международные институты, подконтрольные медиаструктуры в стране и лояльных Западу политиков во власти активно занимаются продвижением и «защитой» национальных и религиозных меньшинств в Казахстане.

Microsoft на службе Пентагона: что IT-гигант разрабатывает для армии США

В материалах по проектам “Белый аист”, Maven и ChatGPT мы обозначили тенденцию использования военными самых передовых наработок в области ИИ...

Дроны против ядерной триады? О попытках коллективного Запада найти альтернативу ЯО

Ядерная триада уже долгие десятилетия является основой суверенитета РФ. В парадигме мышления советского и российского высшего военного руководства она воспринимается...

Что нас ждет после остановки торгов долларом и евро на Мосбирже?

12 июня были введены ограничения против ряда компаний и финансовых организаций РФ. Всего более 300 санкций. Спектр мнений по данному...

Главные картели Латинской Америки: Новое поколение Халиско

Количество наркотических веществ в мире увеличивается уже не год от года, а буквально день ото дня. Все больше стран начинают...

За справедливость и против русских: фонд американского актёра планирует преследовать российских журналистов?

На днях стало известно, что «Фонд Клуни за справедливость» (Clooney Foundation for Justice, CFJ) будет добиваться в разных странах возбуждения...

Неизбежное падение: как прошли выборы в ЮАР

29 мая в Южноафриканской Республике прошли всеобщие выборы. Помимо правящей уже 30 лет «Африканский национальный конгресс», участвовала еще 51 партия....