ru
Назад

О бензиновом кризисе в Иране

Rybar | Добавить в избранное

В течение нескольких дней в западных СМИ и оппозиционных иранских ресурсах муссируется вопрос острого дефицита бензина в Иране, как проблемы, которая может привести к дестабилизации обстановки, и неэффективности принимаемых властями мер.

В чем заключается проблема?

Структурной проблемой нехватки бензина в Иране занялись еще несколько лет назад. Темпы производства бензина наращивают, но сейчас спрос опережает объемы производства. При этом ещё в 2022 году прогнозы поставок указывали на то, что страна может снова стать нетто-импортером бензина в ближайшие годы.

Специалисты Национальной иранской нефтеперерабатывающей и распределительной компании (NIORDC) прогнозируют, что спрос на бензин достигнет 160-170 млн л/сутки (чуть более 1 млн барр/сутки) в течение десяти лет при 131 млн л/сутки по состоянию на 2022 год.

Для компенсации растущего разрыва нефтеперерабатывающей промышленности Ирана требуется увеличить свои мощности на 1,2 млн баррелей в сутки до 3,5 миллионов в течение следующих четырех лет.

Что ещё влияет на нынешний кризис?

Еще одним из факторов, снижающим предложение на внутреннем рынке является экспорт иранского бензина. Это необходимо для обеспечения валютных поступлений. Иран продолжает экспортировать бензин, поскольку санкции США касаются только иранской нефти. 

Частично дефицит был снижен путем увеличения мощности нефтеперерабатывающего завода в Бендер-Аббасе до 450 тысяч баррелей в сутки (с 309 тысяч), что позволило нарастить экспорт и при этом увеличить предложение на внутреннем рынке.

Как увеличить производственные мощности в Иране?

Недостаток перерабатывающих мощностей в Иране связан с тем, что в стране до последнего времени не было полноценных промышленных катализаторов для производства бензина. Эту проблему удалось решить только в 2020 году, благодаря чему сейчас идёт наращивание мощностей с использованием новых катализаторов.

Разработка и запуск в производство собственных катализаторов позволили стране стать самодостаточной в условиях жестких санкций США. Ведь до этого момента монопольным поставщиком катализаторов на рынок Ирана была Universal Oil Products (UOP), косвенно связанная с американской General Electric. А теперь Иран экспортирует катализаторы в Армению, Ирак, Пакистан, Казахстан и Сирию.

Что касается санкций, то представители США поступили по-иезуитски — они коснулись только нефти, ведь бензин Иран раньше не мог производить в достаточном количестве. Дефицит топлива был существенный, что создавало благоприятную почву для раскачивания ситуации.

И сейчас Иран, имея свои катализаторы, сможет самостоятельно нарастить производство бензина в течение трех-четырех лет до уровня, достаточного для компенсации внутреннего дефицита.

Поэтому фактически один из последних шансов использовать еще существующий дефицит в политических целях — это сейчас. Этим и пытается воспользоваться оппозиция при поддержке западных информационных гигантов, особенно в преддверии годовщины смерти Махсе Амини.

При этом в Reuters говорят, что российские предприятия в апреле 2023 года начали поставки топлива в Иран по железной дороге, объем первой партии которой составил 30 тысяч тонн бензина и дизельного топлива через Казахстан и Туркменистан. 

Несмотря на то, что иранские власти это опровергли, такой вариант вполне возможен, учитывая необходимость сбыта ресурсов на новые рынки. А оплата за них может быть налажена альтернативными средствами, как, например, вооружением.

Добавить комментарий

Важные материалы

Дроны против ядерной триады? О попытках коллективного Запада найти альтернативу ЯО

Ядерная триада уже долгие десятилетия является основой суверенитета РФ. В парадигме мышления советского и российского высшего военного руководства она воспринимается...

Что нас ждет после остановки торгов долларом и евро на Мосбирже?

12 июня были введены ограничения против ряда компаний и финансовых организаций РФ. Всего более 300 санкций. Спектр мнений по данному...

Главные картели Латинской Америки: Новое поколение Халиско

Количество наркотических веществ в мире увеличивается уже не год от года, а буквально день ото дня. Все больше стран начинают...

За справедливость и против русских: фонд американского актёра планирует преследовать российских журналистов?

На днях стало известно, что «Фонд Клуни за справедливость» (Clooney Foundation for Justice, CFJ) будет добиваться в разных странах возбуждения...

Неизбежное падение: как прошли выборы в ЮАР

29 мая в Южноафриканской Республике прошли всеобщие выборы. Помимо правящей уже 30 лет «Африканский национальный конгресс», участвовала еще 51 партия....

Проект Lavender: как тестируют SKYNET на примере войны в Газе

С появлением современных версий ИИ ситуация на поле боя стала меняться очень динамично. Сейчас кардинально форматируется сам подход к ведению...

Кто и зачем пытается переписать монгольскую историю

В Монголии недавно отметили трагическую дату. 11 мая 1939 года началась война на реке Халхин-Гол. За четыре месяца тяжёлых боев...

Почему российскому бизнесу следует присмотреться к Киргизии

На фоне санкций российский бизнес ведет активный поиск путей развития в новых условиях. За прошедшие пару лет были перепробованы множество...

Как ЦРУ и MI-6 возвращаются в Афганистан

Политическая и экономическая ситуация в Афганистане сейчас постепенно меняется под влиянием западных разведок. Как мы рассказывали ранее, ЦРУ и MI-6...

Эволюция «Открытого общества» Сороса в Центральной Азии

Деятельность Фонда Сороса давно стала притчей во языцех, и закрытие его отделений в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии и Казахстане многими было встречено с...