ru
Назад

Vanguard – один из столпов новой мировой финансовой системы

Rybar | Добавить в избранное

Не так давно мы рассказывали о том, как крупнейшие мировые инвестиционные фонды зарабатывают на украинском конфликте и, наряду с уже известной нашим читателям компанией Blackrock, упоминали Vanguard, деятельность которой незаслуженно мало освещается в СМИ.

В нашей статье мы исправим эту несправедливость, расскажем о том как создавалась и как работает империя Vanguard, и о том, как ей удалось создать механизм монопольного влияния на мировой рынок, хотя формально это невозможно доказать.

Введение

Среди компаний входящих в большую тройку, куда входят также BlackRock и State Street, Vanguard занимает особое место. Cтруктура собственности, которая легла в основу создания Vanguard позволила снять конфликт интересов между инвесторами и менеджментом управляющей компании. Обычно средствами инвестиционных фондов управляют отдельные компании. Инвесторы фонда, принимая на себя риски инвестирования, ожидают определённых действий со стороны управляющей компании. А менеджеры управляющей компании часто исходят из своих интересов, что регулярно приводит к конфликтам. В классическом варианте средства клиентов и структура управляющая ими – это всегда две разных компании. Основателю Vanguard Джону Боглу удалось найти решение, позволившее снять этот конфликт интересов.

Его подход к владению компанией был в дальнейшем распространен на остальные крупные инвестиционные фонды. Это обеспечило их взаимопроникновение, интеграцию с крупнейшими банками и пенсионными фондами. Компании большой тройки получили возможность выступать единым фронтом на финансовом рынке. Фактически речь идет о монопольном влиянии на рынок, хотя формально это невозможно доказать.

Становление компании

Vanguard была основана в 1975 году на простой, но революционной идее: компания, управляющая фондами клиентов, должна принадлежать клиентам. Только такая формула гарантирует отсутствие конфликта интересов. Идеологом такого подхода выступал Джон Богл. Ранее он руководил управляющей компанией Wellington Management Company LLP. Богл очень хорошо понимал суть конфликта интересов инвесторов фонда и менеджмента управляющей компании.

Скажем, есть предприятие, оказывающее бухгалтерские услуги. Оно ведет бухгалтерию нескольких небольших фирм. Причем каждая фирма владеет долей в этом предприятии. Соответсвенно менеджмент бухгалтерского предприятия напрямую заинтересован сделать все четко и грамотно, поскольку его клиенты являются одновременно и его работодателями. Получается взаимозависимая структура, формально не являющаяся единым юрлицом, но все ее элементы действуют согласованно в общих интересах. Ни одна из фирм не заинтересована подавать иск против бухгалтерского предприятия ни при каких условиях, поскольку владение долей в нем предполагает субсидиарную ответственность по иску.

Джон Богл предложил его руководству создать принципиально новую управляющую компанию, которой бы владел сам фонд. Чтобы структура, управляющая деньгами фонда, не была оторвана от инвесторов самого фонда. На тот момент это был разрыв шаблона, но именно такой подход доказал свою эффективность.

Vanguard сегодня

Активы под управлением Vanguard по всему миру составляют более $ 8 трлн. долл. Для клиентов Vanguard доступны 191 фонд в США и 224 фонда за пределами США, включая 39  торгуемых на бирже (ETF) и четыре фонда через канадскую дочернюю компанию Vanguard Investments Canada. Vanguard обслуживает более 20 миллионов инвесторов по всему миру напрямую, через консультантов и через пенсионные планы компаний.

Структура владения

The Vanguard Group, Inc. принадлежит своим фондам и ETF, зарегистрированным в США и Канаде. Эти фонды, в свою очередь, принадлежат частным инвесторам, которые владеют в них долями.

Эта структура взаимного владения позволяет объединять интересы крупных инвестфондов в единую систему управления, не подпадая под ограничения антимонопольных служб и не привлекая внимание широкой общественности.

Управляющая компания не принадлежит конкретным физическим или юридическим лицам, что делает ее практически неуязвимой против исков.

Поскольку владельцами Vanguard являются более 400 фондов, то любой иск, который может быть предъявлен Vanguard, должен быть представлен всем 400 юрлицам зарегистрированным в разных юрисдикциях. А поскольку долями в этих фондах владеют 20 млн инвесторов, которые теоретически несут субсидиарную ответственность, это делает бесперспективным любое обращение в суд в любой юрисдикции.

А инвестор, даже если он из проблемной юрисдикции, имеет возможность через офшорный траст приобрести долю в ETF, выпущенном Vanguard, который в свою очередь владеет долей в Vanguard. Цепочка владения изначально выстроена таким образом, чтобы обеспечить достаточную анонимность конечных бенефициаров.

Что это дает ?

Самым важным моментом является непрозрачность структуры владения. Vanguard принадлежит своим же фондам. А инвесторами фондов являются прежде всего другие крупные инвестиционные фонды – BlackRock и State Street, крупные банки, например JP Morgan и Merrill Lynch, а также “слепые трасты” и офшорные компании, непрозрачные для части юрисдикций.

Участие крупных инвесторов позволяет привлечь огромные средства не по рыночным, а по очень низким ставкам, что отражается на уровне фиксированных затрат. Фактически Vanguard не берет в долг у банков и не занимает средства на рынке облигаций, которые предполагают выплату фиксированных процентов. Выплаты фиксированных процентов по кредитным средствам составляют основную часть затрат любой инвесткомпании. У Vanguard, работающей на инвестиционные средства клиентов, затраты на обслуживание в среднем в пять-шесть (!) раз ниже чем в среднем по рынку в США, как раз за счет отсутствия процентных выплат.

В числе клиентов Vanguard не только пенсионные фонды и финансовые консультанты, но и значительные средства с “темной стороны рынка” владельцы которых предпочитают оставаться неизвестными. За счет структуры владения, Vanguard, не является публичной. Она не торгуется на бирже, и ей нет необходимости проходить процедуру листинга. Но долю в ней можно приобрести через приобретение соответствующих ETF. Для самой компании Vanguard требования по финансовой отчетности являются не такими строгими как для компаний, представленных на бирже.

Создание глобальной системы финансового управления

Формально мировая экономика находится в условиях свободного рынка. На этой парадигме построено обучение в большинстве экономических вузов мира. На защите свободной конкуренции находятся антимономольные службы, которые мониторят рынок на предмет картельных соглашений, и даже выписывают солидные штрафы время от времени. Тем не менее, свободный рынок в настоящее время сильно трансформировался. Появление таких крупных игроков как Vanguard и BlackRock позволило консолидировать средства сопоставимые с ВВП США на фондовом рынке и организовать единую структуру, оказывающую монопольное влияние на глобальные рынки.

Механизм скрытой монополизации рынка основан на принципе сформулированном основателем Vanguard – Джоном Боглом. Управление осуществляется через взаимное владение. Vanguard принадлежит своим же фондам (EFT), долями в этих фондах владеют также BlackRock и State Street. В свою очередь Vanguard также владеет долями в BlackRock и State Street. Общий объем активов под управлением этих компаний позволяет двигать любой рынок в нужном направлении, оставаясь в тени и не вызывая критики со стороны антимономольных служб. При этом сами компании большой тройки практически недосягаемы для финансовых атак, поскольку на мировом рынке нет альтернативных структур, способных консолидировать сопоставимый объем средств, а взаимное владение исключает внутренние конфликты.

Как компании большой тройки контролируют большинство публичных компаний мира

Vanguard владеет пакетами акций 4582 компаний. Наиболее ценные активы Apple ($196 млрд), Microsoft ($168 млрд), Alphabet ($87 млрд), Amazon ($70 млрд), Nvidia ($45 млрд), Tesla ($44 млрд), ExxonMobil ($43 млрд), Berkshire Hathaway ($43 млрд). В большинстве случаев, пакет акций составляет 3–5–7% от объема, находящегося в свободном обращении (free float).

Это выглядит вполне безобидно и не вызывает вопросов у финансовых регуляторов. Но нужно учитывать, что объем акций в свободном обращении редко превышает 15–20% от общего объема акций. Поэтому относительно небольшой объем в 5-7% в случае единовременного предложения на рынке способен обвалить цену акций и капитализацию любой компании в разы. Поэтому для Vanguard нет никакой необходимости внедрять своих людей в советы директоров компаний. Это избыточно. Можно владеть пакетом акций, достаточным для того, чтобы совет директоров любой компании прислушивался к мнению руководства Vanguard. Руководство BlackRock и State Street действует аналогичным образом.

Взаимное проникновение компаний большой тройки основанное на принципах, по которым был создан Vanguard, позволило создать сетецентричную систему управления мировыми рынками, невидимую для финансовых регуляторов и действующую в интересах глобальных элит. Влияние той же BlackRock (а соответственно и большой тройки) на ФРС и Банк Англии через программу выкупа гособлигаций позволяет говорить даже о значительном контроле денежной эмиссии этих стран со стороны частных инвестиционных компаний.

Единственным эффективным вариантом противостояния такой системе является создание параллельного финансового контура, не замкнутого на ФРС США.

Добавить комментарий

Важные материалы

Об истинных целях атак на российские НПЗ и почему к санкциям надо отнестись всерьез

Помощник госсекретаря США по энергетическим ресурсам Джеффри Пайетт в очередной раз высказался об усилении давления на экономику РФ. По его...

Кто стоит за атаками на российские НПЗ?

После атак на российские НПЗ, к нашему удивлению, значительная часть экспертов по энергетике заявила о «некритичности ущерба». Далее последовали отчеты...

Как британские компании осваивают ресурсы Казахстана

Мы неоднократно поднимали тему распродажи ресурсов и инфраструктурных активов Казахстана иностранным компаниям. Эти, на первый взгляд, разрозненные истории о портах, аэропортах, объектах энергетики, водоснабжения и логистики не давали полной картины…

Последствия удара ВС РФ 22 марта 2024 для энергосистемы Украины

Инфографика в высоком разрешении English version Удар ВС РФ 22 марта 2024 года по территории т.н. Украины был примечательным во...

Российские активы за рубежом – украсть нельзя вернуть

Где поставить запятую – дилемма для англосаксонского истеблишмента. Уже более 2х лет лучшие юристы и финансисты ломают голову над тем, как оформить изъятие замороженных активов РФ и при этом не потерять…

Последствия удара ВС РФ по ДнепроГЭС 22 марта 2024

22 марта 2024 года ДнепроГЭС остановила работу. Гендиректор «Укргидроэнерго» поспешил заявить, что на восстановление потребуются «не месяцы, а годы».

Атаки на российские НПЗ: возможные последствия и варианты противодействия

Атаки украинских беспилотников являются частью многодоменной войны, которую коллективный Запад ведет через своих прокси. Беспилотные системы вооружений являются перспективным направлением...

«Опасный треугольник»: почему британские эксперты опасаются Сербии, Венгрии и Республики Сербской?

Королевский институт оборонных исследований (RUSI) на прошлой неделе опубликовал доклад об угрозах стабильности Западных Балкан. По мнению сотрудников британского think...

Какие отрасли экономики Казахстана принадлежат западным корпорациям?

Этот вопрос мы регулярно получаем от читателей, когда пишем об очередной инициативе по передаче казахстанских логистических объектов в иностранное управление,...

Как американские корпорации внедряют ИИ в системы национальной обороны США

Официальные лица на Западе очень часто говорят о недопустимости использования искусственного интеллекта в военных целях, однако работа именно в этом...