ru
Назад

Какие отрасли экономики Казахстана принадлежат западным корпорациям?

Rybar | Добавить в избранное

Этот вопрос мы регулярно получаем от читателей, когда пишем об очередной инициативе по передаче казахстанских логистических объектов в иностранное управление, или разбираем провокационные заявления властей в Астане о санкциях против России.

Это заняло много времени, но мы систематизировали информацию о том, какую долю корпорации из США, Великобритании, Франции и других западных стран реально занимают в экономике Казахстана. Надеемся, после этого разбора и вам будет проще оценить степень зависимости казахстанской экономической системы и, следовательно, влияние крупнейший западных корпораций на казахские власти.

Инфографика в высоком разрешении на русском

English version

Логистика

Нежелание властей Казахстана вкладываться в предприятия и инфраструктуру выражается не только в «освоении» пенсионных накоплений граждан не по назначению (например, для покупки железнодорожных вагонов для национального перевозчика), но и в активном привлечении иностранных инвестиций, например, в ту же транспортную инфраструктуру.

Основные аэропорты передаются иностранным инвесторам:

  • аэропорт Астаны уходит в операционное управление компании Terminals Holding (ОАЭ),
  • аэропорт Алматы купил холдинг TAV Airports Holding (Турция).

В целом, из 26 международных аэропортов страны 22 готовы к передаче в доверительное управление иностранным инвесторам.

Государственный пакет акций (до 100%) авиакомпании Qazaq Air, которой, в отличие от Air Astana, не повезло с закупкой акций за «пенсионные деньги», готов к продаже. Возможный покупатель –  Sovico Group (Вьетнам), которой предстоит заплатить не только $10 млрд, но и выплатить долги авиакомпании.

Помимо воздушных гаваней, морские порты Актау и Курык тоже готовы к передаче в доверительное управление на условиях ship-or-pay. Транскаспийский морской транспортный коридор, в связи с увеличением грузопотока между Китаем и Европой, привлекает иностранных инвесторов к порту на Каспии: Albayrak Group (Турция) готова вложиться в модернизацию его инфраструктуры в обмен на управление.

Заводы и производство

Оставшиеся «на плаву» заводы либо пристроены, либо активно передаются зарубежным инвесторам:

  • 100% акций завода ЛКЗ, собирающего локомотивы, принадлежат американской корпорации Wabtec,
  • Атырауским заводом полиэтиленовых труб владеет и управляет американская корпорация Chevron,
  • 85% акций «Уральского завода “Зенит”», выпускающего кораблестроительную продукцию, хочет приобрести турецкая YDA Group,
  • совсем недавно на торги выставили «Машиностроительный завод им. С.М. Кирова», это единственный в СНГ производитель торпед с тепловым двигателем.

Литий

Другие ценные активы страны – полезные ископаемые – тоже активно осваиваются иностранными компаниями. Большой интерес для «уважаемых западных партнеров» представляет литий. Чтобы наверняка приложить руки к добыче и работе с литием немецкие Knauf Gruppe, GP Gunter Papenburg AG, Roxtec и «Немецкий институт лития» создали целый консорциум. 51% акций компании Creada Corporation, разрабатывающей 2 месторождения лития, выкуплены немецкой же HMS Bergbau AG, которая, к тому же, лоббирует введение в Казахстане стандартов ООН для новых проектов по разработке редких металлов и других критических материалов. Конкуренцию Германии здесь создает Канада: лицензию на разработку месторождения лития 37 300 гектаров сроком на 6 лет получила Condor Energies Inc.

Титан

Контрольный пакет акций «Усть-Каменогорского титано-магниевого комбината», занятого в добыче титана, находится у бельгийской Speciality Metals Holding Company. Меньшим количеством акций владеют 4 компании из Сингапура и 1 швейцарское акционерное общество.

Уран

Казахстан – мировой лидер в экспорте урана, который является топливом для АЭС (в то же время в самой РК пока еще нет ни одной АЭС), поэтому вниманием иностранных партнеров не обойдена добыча этого металла. Из разведанных 56 месторождений в РК разрабатываются 14. При этом из 14 компаний, добывающих уран в РК, только 2 принадлежат государству на 100%. Для совместных предприятий по добыче урана формально от 50% акций должны принадлежать казахстанской компании «Казатомпром», но на деле это правило соблюдается не всегда. В добыче урана в Казахстане участвуют компании из Франции, Канады, Японии (в том числе через офшоры), Китая и РФ.

Отдельный интерес представляет активность Франции. Франция проводит политику диверсификации поставок природного урана, покупая его понемногу практически со всех доступных месторождений, но основным поставщиком урана во Францию был Нигер, его потерю и пытаются компенсировать сейчас за счет Казахстана.

«Орано» – французская госкорпорация, занятая в атомной энергетике. Еще в 1996 году она создала с «Казатомпромом» совместное предприятие «Катко» для участия в добыче урана. Вопреки закону РК о недропользовании «Орано» принадлежит 51% акций совместного предприятия.

Подробнее о технологии добычи урана, которую применяет Катко (нажмите, чтобы раскрыть)

«Катко» применяет технологию подземного скважинного выщелачивания (ПСВ), которая заявлена самым экологически безопасным и низкозатратным методом отработки месторождений. Это давно применяемая технология, суть ее проста: в подземные пласты ураносодержащих минералов закачивается химический растворитель (обычно на базе серной кислоты, но бывают и другие варианты – состав подбирается под породу). После закачки растворителя, наверх по соседним скважинам поднимается раствор солей урана и попутных элементов. Раствор подается на химический завод, где уран извлекается и попутно очищается от примесей вроде бора, гафния, резкоземельных элементов.

Подземное выщелачивание – достаточно хороший способ извлечения урана из руд, которые находятся на изолированных от воды горизонтах: например, когда урановая руда находится между двумя глинистыми слоями, препятствующими водообмену. Если все делается грамотно, то ущерб экологии меньше, чем в случае подземной шахтной выработки. Там надо, во-первых, вентилировать шахту (а через вентиляцию наружу выносится урановая пыль и радиоактивный газ радон) и, во-вторых, откачивать грунтовые воды (которые содержат соли урана). Также возникает проблема террикона из отвальной породы: для урановых месторождений терриконы опасны вдвойне, так как с них выдувается ураносодержащая пыль.

Но вот если с изоляцией месторождения проблемы, то остатки растворов могут попасть в грунтовые или артезианские воды, и это действительно опасно. Уран сам по себе – токсичный тяжелый металл, а в рудах, помимо него, есть еще продукты его радиоактивного распада (свинец, радий) и попутные элементы (в зависимости от руды это могут быть медь, ванадий, торий, мышьяк).

На сегодняшний день «Катко» является ПСВ-оператором одного из крупнейших урановых месторождений в миреМоинкум. В августе 2022 года «Катко» получила лицензию на добычу на новом участке – Южный Торткудук, а в ноябре 2023 власти Казахстана недвусмысленно предложили, раз уж партнерство длится целых 27 лет, реализовывать более масштабные совместные проекты.

Сейчас «Катко» на своих участках занимается:

  • поиском запасов,
  • разработкой новых проектов,
  • извлечением урана,
  • получением твердого концентрата урана.

Большим шагом вперед должно бы стать получение технологий по конверсии и обогащению урана. Передача этих технологий имеет смысл только если в Казахстане будут разворачивать мощности по обогащению. А это маловероятно: несмотря на желание Запада снизить зависимость от российских обогатительных комбинатов, существуют два препятствующих фактора:

  • низкая себестоимость урана и, следовательно, наиболее активная разработки делает месторождения Казахстана первыми кандидатами на истощение,
  • серьезные политические риски: если в Казахстане будут построены западные заводы по обогащению урана, а потом что-то случится, и Казахстан прочно будет привязан к России, то «Росатом» получит готовые дополнительные обогатительные мощности.

Поэтому, скорее всего, «Орано» продолжит расширять добычу урана и никаких значительных изменений в отношениях казахстанским партнерам ждать не нужно.

Нефть

Западу безусловно важен контроль над добычей нефти в Казахстане: именно поэтому 75% акций «Тенгизшевройл», крупнейшей нефтедобывающей компании в Казахстане, принадлежат двум корпорациям из США: Chevron и ExxonMobil.

Эти же корпорации далеко не на последних ролях участвуют в добыче нефти на Карачаганакском месторождении и в Северо-Каспийском проекте по освоению морских нефтегазовых месторождений Кашаган, Кайран и Актоты. В этих проектах также участвуют компании Великобритании (BG Group, Shell), Италии («Эни С.П.А.»), Франции (TotalEnergies, GDF Suez), Японии (INPEX) и Китая (CNCP).

Китай также демонстрирует очень высокую заинтересованность в нефтедобывающих проектах с Казахстаном: у стран 6 совместных проектов добычи нефти, 1 нефтеперерабатывающий завод, 2 нефтепровода и 2 газопровода.

Итого

Само по себе привлечение иностранных инвестиций в различные области не является злом и способно принести пользу экономике (и мир в отношениях с соседями), но только если процесс идет с учетом, в первую очередь, интересов страны.

А вот «затыкание дыр» в бюджете средствами иностранных партнеров и бесконтрольная передача им управления важнейшими активами и логистикой страны для решения проблемы крупных долгосрочных инвестиций представляют серьезную угрозу потери сначала экономического, а вместе с ним и политического суверенитета. Именно этот процесс мы сейчас и наблюдаем.

Добавить комментарий

Важные материалы

Об истинных целях атак на российские НПЗ и почему к санкциям надо отнестись всерьез

Помощник госсекретаря США по энергетическим ресурсам Джеффри Пайетт в очередной раз высказался об усилении давления на экономику РФ. По его...

Кто стоит за атаками на российские НПЗ?

После атак на российские НПЗ, к нашему удивлению, значительная часть экспертов по энергетике заявила о «некритичности ущерба». Далее последовали отчеты...

Как британские компании осваивают ресурсы Казахстана

Мы неоднократно поднимали тему распродажи ресурсов и инфраструктурных активов Казахстана иностранным компаниям. Эти, на первый взгляд, разрозненные истории о портах, аэропортах, объектах энергетики, водоснабжения и логистики не давали полной картины…

Последствия удара ВС РФ 22 марта 2024 для энергосистемы Украины

Инфографика в высоком разрешении English version Удар ВС РФ 22 марта 2024 года по территории т.н. Украины был примечательным во...

Российские активы за рубежом – украсть нельзя вернуть

Где поставить запятую – дилемма для англосаксонского истеблишмента. Уже более 2х лет лучшие юристы и финансисты ломают голову над тем, как оформить изъятие замороженных активов РФ и при этом не потерять…

Последствия удара ВС РФ по ДнепроГЭС 22 марта 2024

22 марта 2024 года ДнепроГЭС остановила работу. Гендиректор «Укргидроэнерго» поспешил заявить, что на восстановление потребуются «не месяцы, а годы».

Атаки на российские НПЗ: возможные последствия и варианты противодействия

Атаки украинских беспилотников являются частью многодоменной войны, которую коллективный Запад ведет через своих прокси. Беспилотные системы вооружений являются перспективным направлением...

«Опасный треугольник»: почему британские эксперты опасаются Сербии, Венгрии и Республики Сербской?

Королевский институт оборонных исследований (RUSI) на прошлой неделе опубликовал доклад об угрозах стабильности Западных Балкан. По мнению сотрудников британского think...

Какие отрасли экономики Казахстана принадлежат западным корпорациям?

Этот вопрос мы регулярно получаем от читателей, когда пишем об очередной инициативе по передаче казахстанских логистических объектов в иностранное управление,...

Как американские корпорации внедряют ИИ в системы национальной обороны США

Официальные лица на Западе очень часто говорят о недопустимости использования искусственного интеллекта в военных целях, однако работа именно в этом...