ru
Назад

Первая Столичная Команда: история самой крупной ОПГ Бразилии

Rybar | Добавить в избранное

Появившаяся еще в 1990-х банда стала одним из крупнейших поставщиков кокаина в Европу и Африку. ПСК брала в осаду Сан-Паулу, ее подозревают в покушении на президента Бразилии Жаира Болсонару и связывают с РВСК (FARC) и Ндрангетой. 

Партия арестантов

2 октября 1992 года. В тюрьме Карандиру, Сан-Паулу, вспыхнул бунт заключенных, о котором пожалеют будущие поколения служителей правопорядка и мирные жители. Драка, начавшаяся между двумя заключенными из двух мелких противоборствующих банд Сан-Паулу, переросла в массовую потасовку. Охрана, потеряв контроль за ситуацией, заперла восставший девятый павильон и вызвала местный полицейский спецназ — отряды военной полиции ROTA (Rondas Ostensivas Tobias de Aguiar) и GATE (Grupo de Ações Táticas Especiais).

Согласно всем предписаниям, начальник тюрьмы Жозе Ишмаэль Педроза вступил в переговоры с бунтовщиками. Однако спецназ, не дождавшись от него сигнала, приступил к штурму, в ходе которого почти 350 бойцов полчаса расстреливали в большинстве своем безоружных арестантов в их камерах. Погибли 111 заключенных, еще 35 были ранены. Жестокость зачистки всколыхнула всю страну. Под давлением общественности власти начали расследование деятельности наиболее ярых спецназовцев. В настоящее время 63 бойца спецподразделений приговорены к различным тюремным срокам за превышение полномочий в ходе подавления бунта в Карандиру.

Последствия восстания в тюрьме Карандиру

Как показали дальнейшие события, в местах не столь отдаленных такой бойни не забывают и не прощают. В августе 1993 года восемь выживших во время бунта уголовников, переведенных в Таубате, самую строгую тюрьму штата, объявили о создании Primeiro Comando da Capital (PCC) — Первой Столичной Команды (далее ПСК).

Фактическим основателем ПСК считается Жозе Марсио Фелисио, также известный как Желеау. Вместе со своими ближайшими товарищами он устроил расправу над несколькими заключенными из другой банды Сан-Паулу. В откровенном письме для портала UOL в прошлом году он описал события того дня:

«После расправы я позвал всех заключенных к центру площадки и, вытирая кровь с рук, сказал: «Здесь, в этот момент, мы основываем ПСК. Мы будем бороться с коррупцией и угнетениями исправительной системы», — рассказал он.

В тот же день 180 заключенных Таубате подняли бунт, чтобы разрушить тюрьму. Он был подавлен спецназом. Волнения охватили и другие тюрьмы Сан-Паулу и к 1994 году власти уже знали, что за ними стоит ПСК.

Организация задумывалась как «партия» или «профсоюз» заключенных, благородной целью которого являлась защита прав и улучшение условий содержания сидельцев. Эти и другие «благочестивые задачи» были подчеркнуты в Статуте ПСК, который стал красивой конституцией ОПГ — в ней декларировались неотъемлемые права и обязанности членов группировки.

Так, вступивший в ряды ПСК мог рассчитывать на поддержку «партии» в борьбе со сторонней бандой. Находясь на зоне, арестант получал право на помощь от соратников — деньгами, лекарствами и адвокатами. Взамен каждый член ПСК обязан беспрекословно подчиняться «старшим», уважать порядок и дисциплину, не участвовать в заговорах против командования Партии. Находясь на воле, он обязан вносить вклад в помощь братьям за решеткой. Отступничество каралось смертью. Благой имидж ПСК был отображен и в его эмблеме, которым стал китайский символ инь-ян, что, по замыслу учредителей, показывало «баланс добра и зла в сочетании с мудростью» организации.

Впервые «Партия заключенных» широко заявила о себе в феврале 2001 года. В результате спланированных и управляемых по мобильной связи действий ПСК удалось одновременно поднять бунты в 36 тюрьмах Сан-Паулу, в ходе которых члены группировки перебили и подчинили «политических противников», установив тем самым доминирование «Первой столичной команды» в тюрьмах штата.

Постепенно тюремная банда из восьми человек разрослась до самой массовой преступной группировки Бразилии среди заключенных и на воле. Этому поспособствовала сама исправительная система, распределив главарей ПСК по разным тюрьмам страны от Сан-Паулу до Куритибы и Мату-Гроссу-ду-Сул. Быстрый рост «семьи» обеспечивался «процедурой крещения в братья». Каждый член ПСК спустя 120 дней после своего крещения получал право крестить своего знакомого, за которого он ручался своей жизнью. «Крещенный в братья» клялся банде в верности и получал копию Статута.

Становление ОПГ

После февральских бунтов 2001 года в банде разгорелась борьба за власть из-за разных взглядов на дальнейшую стратегию развития. Желеау и Сесинья настаивали на радикализации борьбы с несправедливостью системы путем терактов в общественных местах — например, в здании биржи Сан-Паулу. Маркос Виллианс Эрбас Камачо, он же Маркола или Плейбой, не видел в этом будущего и продвигал бизнес-план завоевания наркорынка Бразилии.

В конечном счете все решилось благодаря женщине. Анна Оливатто, жена Марколы, будучи адвокатом, была доверенным лицом ПСК и вела переговоры с прокуратурой. Неизвестно, преднамеренно или нет, но Оливатто слила властям информацию о борьбе за власть внутри группировки, за что была убита в ноябре 2002 года сторонниками радикалов. Маркола, понимая страх властей перед радикальными взглядами Желеау и Сесиньи, объявил их предателями и сдал властям, после чего они были изгнаны из ПСК. Сесинья создал свою банду — «Третью столичную команду» — за что был убит в тюрьме Аварэ в 2003 году.

К этому моменту значительная часть «братьев» ПСК уже находилась на свободе и наводнила фавелы Сан-Паулу. Насилие с их стороны мешало развитию кокаинового «стартапа» Марколы, поэтому он выступил в качестве «миротворца». Уставив жесткую дисциплину, Маркола запретил убийства и грабежи без разрешения «сверху». Благодаря этому количество убийств в Сан-Паулу к 2006 году снизилось до уровня 1981 года. Численность группировки перевалила за 50 тысяч «братьев», из которых менее трети находились на свободе. Именно из-за сложившейся структуры ПСК вписывается в рамки понятия организованной преступной группировки (ОПГ) — большая часть «братьев» сидит в тюрьмах, откуда контролирует картельные дела и политику в фавелах, за которую отвечают беглые и вышедшие на свободу члены банды.

Миротворцы с инстинктом убийц

Тем не менее в Сан-Паулу не найдется ни одного полицейского, у которого бы повернулся язык назвать Марколу «миротворцем». На фоне снижения преступности в штате руководство исправительной системы перестало вести сдержанную политику в отношении заключенных, и в тюрьмы вернулась былая жестокость. В ответ ПСК перешла к радикальным методам борьбы. В ноябре 2005 года трое членов «Команды» 11 пулями изрешетили того самого Жозе Педрозу, который пытался предотвратить кровопролитие. А годом позже ПСК взяла на себя ответственность за убийство полковника Убиратана Гимараэша, который командовал штурмом Карандиру.

Затем ПСК начала подготовку бунтов на День матери 12 мая 2006 года. Желая предотвратить это, полиция решила перевести 765 наиболее опасных уголовников, среди которых был и Маркола, в самую строгую тюрьму штата в Пресиденти-Венсеслау. Но на рассвете 12 мая ПСК подняла одновременное восстание в 74 тюрьмах Сан-Паулу. Впервые тюремное насилие захлестнуло улицы. «Команда» объявила войну силовикам и властям штата Сан-Паулу.

Находящиеся на свободе боевики ПСК, приказы которым передавали из тюрем по мобильной связи, 15 дней терроризировали город: грабили банки, нападали на полицейские участки, блокировали дороги. Насилие со стороны ПСК наблюдалось и в других штатах: в Эспириту-Санту, Баие, Паране, Мату-Гросу и в Минас-Жераис. Благодаря тактике точечных нападений малыми боевыми группами, ПСК удалось избежать крупных столкновений со спецназом. В результате кровавой бойни в городе были убиты 564 человека, из которых 59 были полицейскими и военнослужащими спецподразделений. Среди жертв оказался полковник Убиратан Гимараэш, командовавший штурмом Карандиру, которого застрелили 18 мая. Боевики разграбили несколько банков и сожгли 90 автобусов, которые использовали, чтобы заблокировать дороги.

В ответ власти ввели в городе военное положение и комендантский час: были закрыты все общественные учреждения, улицы опустели. В обстановке, которая более напоминает Мексику, озверел и местный спецназ, который перешел к показательным казням членов ПСК: таким образом было убито 122 бандита. Но даже спецназ с тяжелой техникой не спас город. Мэр Сан-Паулу Клаудио Лембо фактически признал победу ПСК и пошел на переговоры с Марколой. Спустя два дня после этого насилие прекратилось.

«Команда» показала силу и продемонстрировала властям штата, что отныне они не могут просто игнорировать ни разгул полицейского насилия, ни коррупцию и садизм исправительной системы. Однако постепенно власти утратили понимание сложности ситуации. В мае 2012 года подразделение спецназа ROTA пресекла попытку побега члена ПСК, которому помогали еще шестеро «братьев». В результате перестрелки уцелел лишь один бандит, который был добит спецназом по пути в больницу.

Жестокость силовиков разозлила руководство ПСК, которое организовало серию успешных покушений на действующих и отставных полицейских. Только в мае 2012 года в Сан-Паулу «Команда» совершила пять нападений на полицейские участки и сожгла 15 автобусов. В течение нескольких месяцев только в Сан-Паулу от рук боевиков погибали до десяти полицейских ежемесячно, нередко на глазах своих семей.

С тех пор ПСК перешла к стратегии тихой борьбы, без повторений вспышек насилия 2006 и 2012 годов, которые могут навредить новому делу — торговле кокаином. Бизнес, как и счастье, любит тишину, поэтому «Команда» вновь принялась за наведение порядка в Сан-Паулу. По свидетельству жителей фавел, именно «братья» сделали то, что десятилетиями не удавалось правительству. ПСК запретила убийства и кражи без «уважительных» причин, а любое преступление должно быть согласовано с «Командой». В трущобах Статут заменил уголовный кодекс, а вердикты ПСК — приговоры судей. В результате в 2016 году в Сан-Паулу количество убийств в сравнении с 2001 годом сократилось на немыслимые 73%.

То, что группировке удается сохранять контроль над городом, во многом объясняется ее скромностью. В отличие от банд Рио-де-Жанейро, всегда отличавшихся бахвальством и позерством, «братья» на свободе практически никогда и ничем не выдают свое членство в ПСК, не демонстрируя ни символики, ни оружия без крайней необходимости.

Последний раз ПСК проявила себя на политической арене в 2018 году, выступив против предвыборной кампании Жаира Болсонару, который обещал «жесткой рукой» избавить Бразилию от организованной преступности. По мнению Генпрокуратуры, ПСК была причастна к покушению на кандидата в президенты 6 сентября 2018 года в Минас-Жераис, хотя связи нападавшего с ОПГ следствием до сих пор не были установлены.

Организация и руководство

В августе 2006 года, находясь на допросе полиции по делу о майской бойне в Сан-Паулу Маркола заявил, что не является руководителем ПСК. И не соврал. В действительности после отстранения Желеау и Сезиньи, Марколе удалось децентрализовать организацию, сохранив при этом ее единство. Текущая система управления окончательно сложилась к 2016 году и практически не зависит единолично от Марколы.

Верховное управление ПСК осуществляется Совещательным советом (Conselho Deliberativo/Sintonia Final), который состоит из 12 заключенных тюрьмы в Пресиденти-Венсеслау, в числе которых и сам Маркола. В функции Совета входит только выработка общей стратегии развития «Команды» и принятие решений по наиболее важным вопросам. После того как в феврале 2019 года был раскрыт план побега, членов Совета разбросали по одиночным камерам трех далеких друг от друга тюрем в городах Порту-Вельо (штат Рорайма), Бразилиа (Федеральный округ) и Моссоро (штат Рио-Негро), где они находятся в одиночном заключении по 22 часа. Сам Маркола отбывает свой 330-летний срок в тюрьме города Порту-Вельо.

Главным исполнительным органом, подотчетным Совету, является Совет директоров, состоящий из генерального директоравнешнего директора (осуществляющего руководство бизнесом) и внутреннего директора, который, несмотря на название, как и предыдущие двое, находится не в тюрьме, но является посредником между освобожденными и заключенными членами ПСК. Последним известным генеральным директором был Вальдечи Франсиско Коста, известный как Ариэль или Абраау. Именно он и внес последние штрихи в почти автономную систему управления Командой. Помимо этого, Абраау создал базу кодов безопасности — имен главарей банды и мест их пребывания, зашифрованных, как правило, в одну-две буквы и цифру.

Организационная структура ПСК

Департамент R — «юридический отдел» организации, который занимается адвокатской помощью заключенным, добивается оказания им медицинской помощи и даже выполняет финансовые функции, распределяя пособия семьям погибших или арестованных. По данным Федеральной полиции, в 2016 году в Департаменте R состояли 39 адвокатов, одним из которых был экс-вице-президент Национального совета по защите прав человека. В 2014 году на финансирование этого департамента «Первая столичная команда» выделила более 2,5 миллионов реалов (около 460 тысяч долларов США). По некоторым оценкам, в настоящее время бюджет департамента увеличился более чем в два раза.

Кстати, сотрудничество с представителями судебной системы ПСК ведет очень активно. Среди многочисленных подозреваемых в защите «братьев» был и судья Верховного суда, экс-министр юстиции Александре де Мораес, который ранее был адвокатом компании Transcooper, обвиненной в партнерстве с ПСК.

Юридический отдел ПСК

Общая численность ПСК неизвестна, наверное, даже Марколе. По данным бразильской полиции, в ОПГ на данный момент состоит порядка 33-35 тысяч «братьев», из которых лишь восемь-десять тысяч находятся на свободе. «Команда» в большей или меньшей степени контролирует тюрьмы и города в 23 бразильских штатах.

ПСК действуют по всей Бразилии

Необходимо отметить, что в это число не включаются «побратимы» ПСК: крещеные «дипломатами» ОПГ бандиты в странах из сферы интересов «Команды» Боливии, Парагвая, Италии, Испании и США.

ПСК отправляют «дипломатов» даже в Европу

Промысел

Голубая мечта Марколы — бизнес-план по созданию крупнейшего наркокартеля страны — постепенно претворилась в жизнь. Ранее бюджет ПСК пополнялся посредством обязательных отчислений от «братьев» — от 100 до 500 реалов с человека (от 20 до 97 долларов соответственно). Сейчас же наркотрафик приносит «Команде» до 100 миллионов долларов ежегодно.

Еще в начале 2000-х годов новое руководство ПСК осознало, с какими рисками придется столкнуться при производстве наркотиков в Бразилии. То ли дело в соседних странах — Парагвае и Боливии, где в силу ландшафта, климата и политических систем выращивание коки и дешевле, и безопаснее. ПСК заключила сделку с боливийскими производителями кокаина в тропических лесах страны — бразильцы гарантировали покупку товара и доставку до потребителя, а боливийцы обязались не продавать товар другим оптовым покупателям.

Изначально кокаин из Боливии перевозился напрямую в Бразилию. Однако плохая транспортная инфраструктура, плохие дороги на западе Бразилии вынудили ПСК использовать более рискованный и сложный путь транспортировки — легкомоторные самолеты.

Со временем боссы ПСК выстроили логистическую цепочку через Парагвай. Этот путь группировке пришлось отвоевывать — перевозки любых нелегальных и полулегальных товаров через границу с Парагваем шли через «Короля границы» предпринимателя Жоржа Рафаата.

Приговоренный в 2014 году в Бразилии к 47 годам за торговлю наркотиками, Рафаат вполне успешно вел дела в Парагвае благодаря связям с местным сенатором Робертом Асеведо. Рафаат, не желая мириться с монополией «Команды» на боливийский кокаин, повысил цены на свои услуги, за что поплатился жизнью. Вечером 16 июня 2016 года, находясь за рулем своего бронированного Хаммера, Рафаат был в упор расстрелян из крупнокалиберного пулемета из багажника Toyota «братьев».

Он получил 16 пуль, а ПСК — контроль над границей. В перестрелке с охраной Рафаата погибли четыре человека, десять были ранены и еще семеро задержаны на следующее утро. Спустя год местная ячейка «Команды» осквернила его могилу и сожгла его труп.

Расстрелянная машина Рафаата

Для перевозки груза зачастую используются внедорожники и грузовики. Саддам Хуссейнлюбил Toyota Land Cruiser, а члены ПСК предпочитают Toyota Hilux. По данным полиции, ОПГ находит, как правило, двух добровольцев, которые за 900 реалов каждому (всего 350 долларов) угоняют Hilux, везут его на границу с Боливией или Парагваем, где в салон вшиваются пачки с пятью-семью килограммами кокаина. В Бразилии груз продается за примерно 425 000 реалов (83 000 долларов), а в Европе — по 88 000 долларов за каждый килограмм. Схема настолько прибыльная, что только в 2017 году в Бразилии было угнано 1149 автомобилей Toyota Hilux.

По прибытии товара из Парагвая в Бразилию часть идет на внутренний рынок через штат Мату-Гроссу-ду-Сул, другая — на экспорт. Причем внутри страны кокаин реализуется не только членами ПСК: многие банды страны — даже банды Рио-де-Жанейро — охотно сотрудничают с «братьями» и продают товар конечным потребителям. Экспортный груз едет в крупнейшие порты Бразилии — Итажаи, Сантос, Сальвадор и Ресифи. Оттуда «порошковое золото» «Команды» плывет на транспортных судах до Европы — в Португалию, Испанию, Италию, Бельгию и Великобританию, а также в Африку — в Гану и Кот-д`Ивуар.

Маршруты переправки кокаина

При всей прибыльности бизнес-плана ПСК, нельзя сказать, что усилия правительства Бразилии в борьбе с наркотрафиком полностью тщетны. Только за первое полугодие 2020 года Федеральная полиция конфисковала 92 тонны кокаина и более тонны марихуаны. О результатах борьбы с наркотиками постоянно отчитывается и президент Бразилии Жаир Болсонару. Безусловно, далеко не весь перехваченный товар принадлежал ПСК, но «Команда» от спецопераций полиции несет огромные потери.

Война

Первым союзником ПСК была организация, воодушевившая ее создателей — Comando Vermelho («Красная команда», далее CV), крупнейшая банда Рио-де-Жанейро. Альянс с «Красными» был провозглашен даже в статуте ПСК.

«Штаб ПСК, в коалиции с Красной Командой. Вместе мы победим!» — такими словами заканчивался текст статута.

Совместно с «Красной Командой» ПСК успешно поднимала восстания на стыке 1990-х и 2000-х и терроризировала Бразилию в 2006 году. Но никакой союз не вечен, и в 2016 году между двумя крупнейшими бандами Бразилии разразилась настоящая война.

По мере расширения зон влияния и монополизации производства кокаина в Боливии у ПСК появлялось все больше врагов. В 2016 году ПСК нарушила соглашения с «Красными», отобрав у последних крупную фавелу Росинья в Рио-де-Жанейро. Убийство Рафаата и переход контроля над границей поставили «Красную команду» в зависимость от ПСК.

Экспансия ПСК привела к союзу «Красной команды» и «Северной семьей» (Familia do Norte) — влиятельной по тем временам ОПГ из северных штатов Бразилии, которая контролировала приграничные с Перу и Боливией штаты, жизненно важные для «Команды». Война между бандами началась 16 сентября 2016 года, когда в тюрьме Монте Кристо штата Рорайма «братья» решили проучить КК и убили 25 «красных». Ответ не заставил себя ждать: спустя несколько часов в тюрьме Порту-Вельо КК подожгла камеру, где находились восемь членов ПСК, все они задохнулись.

После недолгой передышки 1 января 2017 года в тюрьме «Анисио Жобим» штата Амазонас альянс «Красной команды» и «Северной семьи» устроил настоящую бойню, в которой ПСК потерпела первое и самое крупное поражение в новой войне. Вооруженные мачете и пистолетами зачинщики жестоко расправились с полусотней членов ПСК. Многие трупы были расчленены и сожжены, о чем свидетельствовали съемки сделанные нападавшими. Бунт был подавлен спецназом лишь спустя 17 часов, поскольку власти не желали повторения событий 1992 года.

После этого ПСК пообещал стереть КК с лица земли и 6 января поднял бунт во все той же колонии Монте Кристо, расправившись с 33 «красными». Казни проходили в духе мексиканских сикарио: с обезглавливанием, четвертованием и вырезанием внутренностей.

Фронт расширялся: спустя неделю ПСК и КК/СФ схлестнулись уже в тюрьме «Алькачус» в Рио-Гранди-ду-Норти. За время 14-часового бунта, который сопровождался сожжением и расчленением трупов, погибло 26 бандитов с обоих сторон.

Война продолжилась и «на свободе». Союзником ПСК в борьбе с «Красными» стала крупнейшая банда штата Акре Bonde dos 13 (B13) — «13-й трамвай». Штат c протяженной границей с Перу стал едва ли не главным театром боевых действий. С тех пор штат Акре — один из лидеров Бразилии по статистике убийств: в 2016 году был зарегистрирован рост на 86%, а в 2017 году Акре вышел на второе место по стране — на 100 тысяч жителей штата приходилось около 64 убийств.

На количество убийство оказала серьезное влияние война между группировками

В январе 2020 года, после побега 26 членов B13 из тюрьмы «Франсиска де Оливейры Корте», «Красная команда» показала свою силу и властям, и противникам. В крупнейших WhatsApp-чатах жителей Рио Бранко появилось послание от KK:

«Мы просим всех жителей Рио Бранко сегодня вечером не покидать свои дома, поскольку началась война, а мы не хотим убить невинных. Те, кто едут в автобусах — будьте осторожны, город сегодня станет слишком тесным, поэтому мы вводим комендантский час, чтобы невинные не пострадали. С 19.00 начинается война», — гласило вирусное сообщение.

Несмотря на все заверения местных властей о повышенных мерах безопасности и фейковом происхождении сообщения, к 21.00 400-тысячный город опустел. И хотя полиция не сообщила об убийствах тем вечером, на ПСК и B13 это произвело деморализующий эффект. Их альянс медленно, но верно теряет стратегический штат, через который в Бразилию поставляется перуанский кокаин. По данным местной полиции, КК уже контролирует до 90% территории Акре. Учитывая тот факт, что 26 июня 2020 года «Красные» расстреляли одного из лидеров и основателей B13 Нуньеса Перрейру де Асунсьон, перспективы ПСК в штате выглядят ужасными.

Впрочем, ПСК не привыкать воевать чужими руками. «Команда» часто заключает союзы с местными малыми бандами, такими как В13. В другом северном штате, Паре, против КК успешно воюют другие «прокси» ПСК — Comando Classe A (далее ККА). Именно им удалось существенно подорвать силы «Красных», 28 мая 2019 года перебив около 40 членов КК в тюрьме Альтамиры. В ККА публично взяли на себя ответственность за бунт, назвав его «началом сезона охоты на КК».

Послание союзников ПСК

Иностранные союзники ПСК

Столь успешный и прибыльный бизнес «Команды» был бы невозможен без крупных покупателей «товара» за рубежом. Одним из главных партнеров ПСК в Европе является итальянская «транснациональная компания» в мире криминала — мафия Ндрангета. Присутствие Ндрангеты в Сан-Паулу восходит еще к 1980-м годам, когда Джузеппе Морабито организовал экспорт местного кокаина в Милан. Интерес к сотрудничеству с бразильцами вернулся к Ндрагенте примерно в 2015 году. Один из боссов мафии, Доменико Пелле, дважды посещал Сан-Паулу в 2016 и 2017 годах и встречался с Жилберту Апаресиду дус Сантусом, известным как Фуминьо, который являлся одним из руководителей наркобизнеса ПСК.

Главный наркоторговец ПСК

По данным итальянской полиции, Ндрангета даже послала в Сан-Паулу своего человека, некоего Джанни Киллера, де-юре владельца магазина полотенец, а де-факто — посредника в переговорах с ПСК. Помимо Джанни в Сан-Паулу более года проживал главный посланник Ндрангеты Никола Ассиси, арестованный местной полицией вместе со своим сыном в июле 2019 года.

Несмотря на аресты Пелле в Италии и Ассиси в Сан-Паулу, экспорт боливийского кокаина через Бразилию не прекращается. Только в июле-августе 2019 года в крупнейших портах страны были задержаны партии кокаина, предназначенного для отправки в Европу, общей стоимостью более 1 миллиарда реалов. При этом большая часть «товара» в контейнерах по-прежнему достигает своих заказчиков в порту Джоя-Тауро, контролируемом Ндрагентой.

В Латинской Америке немало крупных преступных организаций, уличенных в прямом или косвенном сотрудничестве с колумбийской повстанческой армией FARC (РВСК), и ПСК не стала исключением из правила. Первые признаки связей с колумбийцами были раскрыты еще в 2005 году, когда в Сети появилось видео с тренировки боевиками РВСК «братьев» из ПСК. Тогда бразильские власти обвинили РВСК в помощи ПСК в подготовке серии похищений ради выкупа. Не получив еще монополию на боливийский кокаин, в те далекие времена ПСК наладил поставки колумбийского товара в обмен на оружие. И вновь — через границу с Парагваем.

РВСК косвенным образом повлиял и на войну ПСК с «Красной командой». До 2016 года ПСК успешно дифференцировала закупки кокаина через РВСК, но их перемирие с правительством Колумбии поставило бизнес под угрозу. После перемирия в РВСК уже не могли обещать защиту и покровительство производителям кокаина, с которыми работали бразильцы. В то же время, по свидетельству министра обороны Колумбии Луиса Карлоса Вильегаса, от 5 до 10% членов FARC не приняли перемирия.

Стремясь заполнить образовавшийся вакуум и защитить канал поставок наркотиков, ПСК начала вербовать несогласных колумбийских повстанцев. «Красная команда», в свою очередь, пыталась перехватить лазейку на колумбийский рынок и навязала ПСК борьбу, окрещенную бразильскими СМИ «борьбой за наследство РВСК».

Будущее ПСК

Несмотря на определенные неудачи в борьбе с «Красной командой» и утрату ключевых позиций в северных штатах, граничащих с Перу и Боливией, «Первая столичная команда» остается самой крупной и самой успешной организованной преступной группировкой Бразилии.

Особенная децентрализованная система, многочисленные адвокаты и связи с политиками позволяют ПСК оставаться единой организацией, не остановившейся после распределения членов Совета по разным тюрьмам страны. Жесткая дисциплина, основанная на уважении правил Статута, обеспечивает «Команде» невидимый, на первый взгляд, контроль на улицах в Сан-Паулу и других крупных городах, а присутствие в большинстве тюрем страны дает ПСК возможность постоянно рекрутировать новых братьев — многочисленных мальчишек, пойманных полицией за несколько грамм марихуаны. Несмотря на почти повсеместный в Латинской Америке «правый поворот», политическая и социальная нестабильность в соседних странах, таких как Боливия, Парагвай и Колумбия будут и дальше способствовать процветанию «Команды».

Добавить комментарий

Важные материалы

Кто и зачем развивает рынок наркотических веществ в США?

В рамках кампании по легализации наркотиков в англосаксонском контуре, развитие рынка психоактивных веществ сейчас ведет к созданию одной из крупнейших...

Культ Сребреницы: «геноцид», которого не было

В мемориальном комплексе Поточари в Боснии и Герцеговине сегодня вспоминают жертв трагических событий, которые на Западе много лет старательно возводили...

Об экономическом противостоянии западных ТНК, России и Китая

Атаки украинских БЛА на российские НПЗ по указке Запада, несмотря на широкое освещение в медиа, именно в текущий период вызывают...

Ничего святого: как западные НКО используют религиозные меньшинства для дестабилизации обстановки в Казахстане

НКО из США и ЕС через международные институты, подконтрольные медиаструктуры в стране и лояльных Западу политиков во власти активно занимаются продвижением и «защитой» национальных и религиозных меньшинств в Казахстане.

Microsoft на службе Пентагона: что IT-гигант разрабатывает для армии США

В материалах по проектам “Белый аист”, Maven и ChatGPT мы обозначили тенденцию использования военными самых передовых наработок в области ИИ...

Дроны против ядерной триады? О попытках коллективного Запада найти альтернативу ЯО

Ядерная триада уже долгие десятилетия является основой суверенитета РФ. В парадигме мышления советского и российского высшего военного руководства она воспринимается...

Что нас ждет после остановки торгов долларом и евро на Мосбирже?

12 июня были введены ограничения против ряда компаний и финансовых организаций РФ. Всего более 300 санкций. Спектр мнений по данному...

Главные картели Латинской Америки: Новое поколение Халиско

Количество наркотических веществ в мире увеличивается уже не год от года, а буквально день ото дня. Все больше стран начинают...

За справедливость и против русских: фонд американского актёра планирует преследовать российских журналистов?

На днях стало известно, что «Фонд Клуни за справедливость» (Clooney Foundation for Justice, CFJ) будет добиваться в разных странах возбуждения...

Неизбежное падение: как прошли выборы в ЮАР

29 мая в Южноафриканской Республике прошли всеобщие выборы. Помимо правящей уже 30 лет «Африканский национальный конгресс», участвовала еще 51 партия....