ru
Назад

Конец пацифизму: причины изменения политического курса в Японии

Rybar | Добавить в избранное

Некогда пацифистская Япония продолжает пересматривать свою политику в сфере обороны и вооружения. Дискуссии об ослаблении запрета экспорта на оружие идут уже какое-то время, однако наибольшее внимание они привлекают именно сейчас, особенно на фоне боевых действий в Восточной Европе.

Активные переговоры в правительстве касаются так называемых «Трех принципов передачи оборонной техники и технологий» – незакрепленных правил экспорта оружия, которых придерживаются в Японии, когда дело касается поставок вооружения другим странам.

Почему такие перемены в политике происходят именно сейчас?

Исторический контекст японского милитаризма

Японии далеко не чужд милитаризм, переплетенный с национализмом. Идеи доминирования японцев над другими нациями сопровождали государство большую часть первой половины XX века. С этими же идеями Япония вступила во Вторую мировую войну, попутно совершая военные преступления различной степени тяжести против корейцев, китайцев и других жителей региона.

После поражения в войне, территория Японии была оккупирована американской военной администрацией. Именно американцы написали конституцию страны, закрепив в ней пацифистские положения, включая запрет на наличие армии.

Уже с момента окончания правления военной администрации некоторые политики в Японии хотели изменить пацифистскую конституцию. Основными причинами являются недовольство тем, что основной закон государства был написан иностранцами, а также желание предоставить Японии право иметь собственные вооруженные силы. Либерально-демократическая партия, почти всегда правящая в стране, всегда тем или иным образом поддерживала подобные настроения, однако до радикальных мер почти никогда не доходило. С уверенностью можно сказать, что в послевоенные годы нации был присущ пацифизм.

С течением времени в Японии все больше стала заметна приверженность к правым консервативным взглядам. Важным проводником такой идеологии являлся Синдзо Абэ — бывший премьер-министр страны. Он построил свою политическую платформу на желании изменить конституцию, отрицал необходимость приносить извинения за военные преступления, ссылаясь на то, что вся вина уже давно искуплена, а также хотел, чтобы страна распространяла больше военного влияния в регионе.

Такой исторический ревизионизм, переплетенный с милитаризмом, находил определенный отклик у жителей страны. Это видно, например, по данным социальных опросов касательно проблемы женщин для утешения в Республике Корея — большинство опрошенных японских граждан в 2015 году считали, что Япония не должна выплачивать компенсации женщинам, которые работали в борделях для японских солдат во время войны.

По некоторым вопросам, конечно, мнения японских граждан остаются неизменными — например, по поставке летальной помощи Киеву. Однако определенные тенденции на возврат к милитаризму в стране нарастают. Сейчас они выражаются в изменении отношения правительства Японии к принципам экспорта оружия, речь о которых пойдет дальше.

О принципах экспорта оружия

В 1967 году в Японии были введены «Три принципа» в сфере экспорта продукции военного назначения — ограничения на экспорт оружия и военной техники. Их введение оправдывалось пацифистской конституцией Японии, которая запрещала стране иметь даже армию. 

Согласно правилам, японское оружие не должно было попасть в страны коммунистического блока и государства, находящиеся под действием санкций ООН или являющиеся участниками вооруженного конфликта. А уже в 1976 году японское правительство наложило эмбарго на все поставки оружия, ссылаясь на свою пацифистскую политику.

В 80-х годах правительство начало смягчать свою политику, делая исключение для экспорта комплектующих для вооружения в США. В XXI веке этот тренд получил дальнейшее развитие. Этого требовал крупный бизнес через лоббистские организации. Другой важной причиной стали политические амбиции, в частности, бывшего премьер-министра Синдзо Абэ, заключавшиеся в желании играть более значимую роль в безопасности АТР на фоне усиления КНР. В итоге именно он значительно облегчил экспортные ограничения. Старые правила сменились новыми — в 2014 году на свет появились «Три принципа трансфера продукции военного назначения». 

Они отчасти повторяют ограничения от 1967 года (кроме пункта про коммунистические государства), но новые положения в них также присутствуют. В случаях, когда передача оружия способствует миру и международному сотрудничеству, а также укреплению безопасности Японии, экспорт вооружения может быть осуществлен, но только после тщательной проверки. 

Согласно новым принципам, существует пять категорий техники, которые японские фирмы могут отправлять за рубеж — туда входят спасательная, транспортная, наблюдательная и противоминная продукция военного назначения.

Приход к власти нового премьер-министра Фумио Кисиды ознаменовал продолжение политики Абэ. В 2022 году была опубликована новая стратегия национальной безопасности Японии, где в приоритет ставится и содействие передачи оборонной техники другим государствам. Правящая партия, инициируя сейчас изменения в экспортных ограничениях, руководствуется именно этим положением стратегии. 

Какое оружие может передавать Япония и кому? 

В Японии, как наверное и везде, оружие делится на нелетальное и летальное. Первая категория подразумевает под собой радиолокационные станции, катера для использования, например, в службах береговой охраны, каски, бронежилеты и так далее. Вторую же категорию можно условно разделить на два вида – оружие, которое производится в Японии по лицензии от других государств, и вооружение, основанное на местных технологиях. 

Чаще всего реципиентами военной помощи являются страны Юго-Восточной Азии — Филиппины, Вьетнам, Индонезия, Малайзия. Именно на государства этого региона ориентируется правительство. В одном из недавно принятых документов, касающихся обороны Японии, упоминается, что страна будет содействовать передаче оружия государствам АСЕАН — Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, куда входят, в том числе, Филиппины и Малайзия.

В данный момент активное развитие получает запущенная этой весной программа Official Security Assistance (OSA). В ее рамках Япония может предоставлять финансовую помощь в сфере обороны дружественным государствам. Пока эта программа предназначена для передачи нелетальной военной продукции, по типу РЛС и катеров. Упор здесь делается на страны АТР, такие как Филиппины, Малайзия и Фиджи, однако не стоит исключать вероятность, что в будущем японскую помощь будут получать государства и в других регионах.

Кому выгоден пересмотр политики?

Во-первых, японским военно-промышленным компаниям. К таким фирмам традиционно относятся Kawasaki Heavy Industries, Mitsubishi Heavy Industries, IHI Corporation и другие.

Здесь важно понимать, что сфера производства японской военной техники на экспорт в данный момент не очень развита. Вышеупомянутые компании примерно 95% прибыли получают именно из гражданского сектора. Для стимулирования производства техники на экспорт государство планирует создать фонд на 40 миллиардов йен для поддержки компаний в сфере ВПК. 

Однако, изначальная задумка по стимулированию конкуренции в области производства оружия с помощью такой маленькой суммы не будет реализована в жизнь — многие некрупные компании попросту не захотят производить технику на экспорт из-за финансовых рисков. Так происходило на протяжении уже долгого времени — именно поэтому японская индустрия продукции военного назначения не получала нужного ей развития. Можно предположить, что финансы пойдут в карман именно крупным компаниям, которые имеют наработки и технологии, подходящие для экспорта на внешний рынок. 

Во-вторых, само правительство Японии получит определенные выгоды. В данный момент страна распространяет военное влияние в АТР – помимо уже упомянутой передачи техники, японские Силы самообороны являются частыми гостями учений со странами Юго-Восточной Азии.

Все это поддерживает нарратив о «китайской угрозе», которым правительство оправдывает не только пересмотр политики в сфере вооружения, но и начавшуюся совсем недавно милитаризацию страны. Новый рекордный бюджет в сфере обороны на 2024 году яркое тому подтверждение.

Сможет ли летальное оружие попасть в Киев?

Дискуссии об этом идут с прошлого года. Правящая Либерально-демократическая партия выступает за пересмотр имеющихся ограничений. Однако партнер по коалиции, партия Комейто, высказывается против таких мер, оправдывая свою позицию своими пацифистскими убеждениями. 

Ходят слухи, что в декабре члены правящей коалиции договорились разрешить поставки оборонной техники для всех стран, на которых, по мнению Японии и в соответствии с международным правом, было совершено нападение. Однако ЛДП и Комейто все еще не пришли к консенсусу по нескольким важным вопросам, включая расширение списка доступных для экспорта категорий вооружения, поэтому дебаты продолжаются до сих пор. 

Вероятность полного снятия экспортных ограничений остается достаточно малой не только из-за позиции Комейто. Поставки оружия Киеву поддерживаются только малым процентом населения. ЛДП сейчас точно не будет активно продвигать свою инициативу, учитывая то, что месяц назад у партии был самый низкий рейтинг одобрения с момента возврата к власти в 2012 году. Всему виной крупный коррупционный скандал, участниками которого стали политики из ЛДП. Поэтому в ближайшее время, скорее всего, подвижек в этом направлении ожидать не стоит. 

Но означает ли, что Киев не может получить летальное оружие от Японии? Можно предположить, что в случае крайней необходимости, а также после убеждений США, Токио не откажется помогать Киеву. Так, например, в прошлом декабре издание Nikkei писало, что японские законодатели собираются поставить произведенные в Японии ракеты Patriot в США – беспрецедентный шаг для страны, откуда в штаты шли только запчасти для оружия. Некоторым кажется, что такие меры предпринимаются для того, чтобы больше американского оружия ушло в Киев. 

Здесь можно провести параллель с Южной Кореей — официально страна не поставляет летальное оружие Киеву, так как это запрещено южнокорейским законом. Но некоторые источники говорят о другом. 

В декабрьской статье The Washington Post утверждается, что Сеул поставил Киеву больше артиллерийских боеприпасов, чем все страны Европы. Наша команда еще весной этого года писала о схеме передачи южнокорейских боеприпасов Киеву транзитом через США или Германию. 

Можно предположить, что подобный пересмотр политики продавили Соединенные Штаты из-за нехватки мощностей западного ВПК. Важную роль здесь играет и тот факт, что Япония является единственным членом G7, который не поставляет Киеву летальное оружие. В тоже время Токио было официально разрешено покупать российские энергоресурсы, не учитывая введенный этой организацией потолок цен. Звучит очень непрестижно, ведь Япония является основным союзником США в регионе.

Япония, возможно, расплачивается за такое привилегированное положение. Так, например, в уже упомянутой стратегии безопасности страны Россия упоминается в качестве одного из вызовов, но не для Токио, а для европейского региона. Приоритетными угрозами по-прежнему остаются Китай и КНДР.

Однако недооценивать угрозу все равно не стоит. Япония, имеющая очевидную зависимость от США в плане обороны и играющая более важную роль в безопасности региона, представляет собой вызов для России. Особенно если учитывать факт географической близости страны к российским границам, а также территориальный спор за некоторые острова Курильской гряды.

Добавить комментарий

Важные материалы

Об истинных целях атак на российские НПЗ и почему к санкциям надо отнестись всерьез

Помощник госсекретаря США по энергетическим ресурсам Джеффри Пайетт в очередной раз высказался об усилении давления на экономику РФ. По его...

Кто стоит за атаками на российские НПЗ?

После атак на российские НПЗ, к нашему удивлению, значительная часть экспертов по энергетике заявила о «некритичности ущерба». Далее последовали отчеты...

Как британские компании осваивают ресурсы Казахстана

Мы неоднократно поднимали тему распродажи ресурсов и инфраструктурных активов Казахстана иностранным компаниям. Эти, на первый взгляд, разрозненные истории о портах, аэропортах, объектах энергетики, водоснабжения и логистики не давали полной картины…

Последствия удара ВС РФ 22 марта 2024 для энергосистемы Украины

Инфографика в высоком разрешении English version Удар ВС РФ 22 марта 2024 года по территории т.н. Украины был примечательным во...

Российские активы за рубежом – украсть нельзя вернуть

Где поставить запятую – дилемма для англосаксонского истеблишмента. Уже более 2х лет лучшие юристы и финансисты ломают голову над тем, как оформить изъятие замороженных активов РФ и при этом не потерять…

Последствия удара ВС РФ по ДнепроГЭС 22 марта 2024

22 марта 2024 года ДнепроГЭС остановила работу. Гендиректор «Укргидроэнерго» поспешил заявить, что на восстановление потребуются «не месяцы, а годы».

Атаки на российские НПЗ: возможные последствия и варианты противодействия

Атаки украинских беспилотников являются частью многодоменной войны, которую коллективный Запад ведет через своих прокси. Беспилотные системы вооружений являются перспективным направлением...

«Опасный треугольник»: почему британские эксперты опасаются Сербии, Венгрии и Республики Сербской?

Королевский институт оборонных исследований (RUSI) на прошлой неделе опубликовал доклад об угрозах стабильности Западных Балкан. По мнению сотрудников британского think...

Какие отрасли экономики Казахстана принадлежат западным корпорациям?

Этот вопрос мы регулярно получаем от читателей, когда пишем об очередной инициативе по передаче казахстанских логистических объектов в иностранное управление,...

Как американские корпорации внедряют ИИ в системы национальной обороны США

Официальные лица на Западе очень часто говорят о недопустимости использования искусственного интеллекта в военных целях, однако работа именно в этом...